Ростислав Дижур. «Скрижаль». Книга 2. Начало

___________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________

 

 

 

 

 

*

После долгого оформления документов в нью-йоркском аэропорту имени Джона Кеннеди Скрижаль, его жена и сын вышли наконец из зоны пограничного контроля.  Их встретили родные — с цветами‚ со слезами и объятиями.

Скрижаль в немалой степени осознавал себя транспортным средством, — он привёз сюда сына и супругу и тем самым выполнил одну из важных своих задач.  Час разрыва с землёй, где родился и вырос, ещё недавно представлялся ему последним значимым рубежом.  Однако теперь он стал думать‚ что его жизнь‚ возможно‚ не кончилась.

 

*

Они втроём остановились в доме сестры Скрижаля и её мужа.  Об их нуждах позаботились не только родные.  Когда Скрижаль получал в аэропорту необходимые для въезда в США бумаги, ему сообщили‚ что им в течение четырёх месяцев будет помогать NYANA — благотворительная организация‚ которая поддерживает новых эмигрантов.  Большинство её клиентов — евреи, прибывающие в страну.  Скрижаль поинтересовался‚ кто финансирует Наяну, как называли эту организацию в местной русскоязычной среде; ему хотелось узнать, за чей счёт он будет жить в ближайшие месяцы.  В одной из брошюр он вычитал‚ что основной капитал Наяны составляют деньги некоего Самуэля Рубина.  Родители Рубина эмигрировали из России в 1883 году — после волны еврейских погромов, которая прокатилась по стране в начале правления императора Александра III.  Самуэль появился на свет уже в Нью-Йорке.  Единственным источником заработка его семьи служила швейная машинка «Зингер», привезённая из России.  Самуэль трудился по восемнадцать часов в сутки.  Он создал самое крупное в Америке швейное производство.  Своё состояние он завещал Наяне.  В этот фонд ещё и теперь поступают благотворительные взносы от частных лиц.  Организация получает также субсидии из бюджета Нью-Йорка.

 

*

Наяна не только помогает новым эмигрантам материально‚ но и учит английскому языку.  Скрижаль получил письмо с указанием даты начала таких уроков.  Ему и его жене предстояло заниматься в течение двенадцати недель.  Наяна помогает своим подопечным в получении некоторых профессий и в поисках работы.  Именно трудоустройство клиентов организация считает главной своей задачей.

Скрижаль находился на первой, самой нижней ступени той лестницы‚ которая вела к обретению финансовой независимости в чужой для него стране.  И по этой лестнице ему не просто предлагали подняться‚ а как бы тянули вверх за руку.

 

*

Скрижаль хотел определить сына в летний лагерь, чтобы мальчик не скучал и учился английскому языку.  «Я хотел бы определить своего сына в пионерский лагерь», — обратился он в Наяне к секретарше, которая говорила по-русски.  Он смутился, когда услышал себя, но каменное лицо секретарши не отразило никаких эмоций‚ — видно‚ не он один заикался в Америке о пионерах.  Она объяснила‚ куда нужно отправиться с этим вопросом.

На следующий день Скрижаль пришёл по указанному адресу вместе с сестрой.  Если бы она не помогла, ушёл бы ни с чем: по-английски он не понимал, а по-русски там никто не разговаривал.  Путёвка для подростка в лагерь на восемь недель стоила тысячу с лишним долларов.  Но его семье как только что приехавшей и неимущей дали её бесплатно: все расходы взяло на себя местное Еврейское общество.  Утром, как перевела ему сказанное сестра, автобус будет забирать сына прямо у крыльца дома, а вечером‚ к пяти часам, привозить домой.  Скрижаль высказал как мог свою признательность женщине‚ которая оформила все бумаги‚ и мысленно поблагодарил тех великодушных людей‚ которые и здесь платили за него.

 

*

После первого дня, проведённого в летнем лагере, сын Скрижаля пришёл домой усталым и каким-то подавленным: он ничего не понимал из того‚ что говорили ему воспитатели и дети.  На вопрос, есть ли в лагере кто-нибудь из русских ребят‚ он ответил: «Есть один мальчик‚ но я это лишь в конце дня узнал.  Когда мы играли в футбол‚ мяч попал ему в лоб‚ и он сказал: “У-у‚ чёрт!”».

 

*

Скрижаль взял в Наяне справку для обращения в городской офис за получением фудстемпов — особых талонов‚ на которые можно купить еду.  Власти Нью-Йорка назначают такое пособие неимущим в качестве доплаты до суммы прожиточного минимума.

В фудстемп-офисе‚ где было множество людей‚ молодой человек‚ дожидавшийся как все своей очереди, спросил Скрижаля по-русски: «Скажите‚ пожалуйста‚ который час?».  Скрижаль посмотрел на часы и ответил‚ после чего мысленно проследил за всеми своими действиями начиная с того момента‚ когда вошёл в здание.  За всё это время он не произнёс ни слова.  Тем не менее молодой человек каким-то образом вычислил, что он говорит по-русски.  Скрижаль невольно опустил взгляд на свою рубашку и джинсы‚ но и в одежде никакой подсказки не обнаружил.  Поразмыслив‚ он перестал удивляться.  По характерному выражению глаз‚ по особой задумчивости в лицах — то ли печати прошлой жизни, то ли клейма закомплексованности — он и сам уже научился угадывать соотечественников.

 

*

Сын Скрижаля вернулся из лагеря чуть веселее‚ чем накануне: ему понравилось и плавание в бассейне‚ и катание на роликовых коньках.  Он нашёл там ещё одного сверстника‚ который приехал из России, но мальчик сказал‚ что по-русски разговаривать не будет.

 

*

Сестра Скрижаля и её муж были очень радушными людьми, но он не хотел злоупотреблять их гостеприимством.  Родные помогли ему снять квартиру в Бруклине — невдалеке от дома, где жила его мать.  О плате за такую роскошь на первых порах можно было не думать: аренду квартир для новых эмигрантов Наяна также финансировала.

 

*

Скрижаль уже знал, что в Бруклине обосновалось очень много его соотечественников.  И в самом деле, здесь кругом звучала русская речь.  Из всех преимуществ этого места жительства важнее всего для него была возможность наведываться в русский книжный магазин, который, впрочем, находился далеко от его дома.  Чтобы сэкономить доллар и двадцать пять центов на проезде в метро, он пошёл туда пешком.  Дорога заняла у него полтора часа.  День был жаркий, и Скрижаль хотел пить, но решил потерпеть до дома.

В книжном магазине он постоял у стеллажей, потрогал корешки томов — и впервые за прожитое в Нью-Йорке время у него отлегло от сердца.  Он увидел‚ что всю или почти всю необходимую литературу сможет при наличии денег купить.  Ему придавало силы и то, что основная часть его домашней библиотеки находилась под руками; книги составляли две трети привезённого из России багажа.  Скрижаль понял, что путь познания, на который он когда-то ступил, вовсе не обязательно должен прерваться с переменой места жительства.  Самое главное — голова и сердце — при мне, говорил он себе, и значит в конечном счёте всё зависит от моего желания и моих способностей.  Теперь он твёрдо знал, что непременно вернётся к прерванному из-за переезда самообразованию.  Без этих изысканий он дальнейшую жизнь не представлял.

Скрижаль купил двухтомник индийской философии и вышел из книжного магазина в приподнятом настроении.  Домой он поехал на метро.

 

*

Весь досуг Скрижаль тратил на изучение английского языка.  На занятия для души он оставлял не более часа в день.  Иногда он брал в руки одну из привезённых из России книг, но чаще проводил этот час в раздумьях.  Вместо рассуждений о высоких материях нужно было думать о том, как прокормить семью.  И всё же такой дилеммы: идти ли дальше по намеченному пути постижения мира или отступить — для него уже не существовало.  Свой выбор он сделал ещё в России, и несмотря на перелом в жизни, цель стремлений оставалась прежней.  Он лишь мысленно готовил себя к тому, что путь к духовному прозрению может оказаться очень долгим.

 

*

За годы исканий Скрижаль постепенно пришёл к выводу, что вопрос о том, существует Бог или нет, является ключевым в понимании главных законов мира.  Именно здесь лежала самая сложная загадка, самая сокровенная тайна вселенной.  И хотя круг интересов Скрижаля в течение последних прожитых в России лет постоянно расширялся, в фокусе его внимания неизменно оставался стержневой вопрос о главной движущей силе тех процессов, которые происходят и в космосе, и в его душе.  Теперь ему нужно было определить, куда, в какие области знаний направить свои поиски, чтобы найти и осмыслить весь спектр известных суждений об этом высшем — то ли существующем, то ли нет — первоначале, которое люди назвали Богом.






____________________


Читать следующую главу


Вернуться на страницу с текстами книг «Скрижаль»


На главную страницу