Synopsis2

 

www.r-di.net                                                                                                                                                                      Ростислав Дижур. «Скрижаль». Синопсис книги 2                                             

________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________

 

*

После ряда лет исканий Скрижаль приходит к выводу, что вопрос о том, существует Бог или нет, является ключевым в понимании главных законов мира. Он задумывается на тем, в какие области знаний направить поиски, чтобы найти и осмыслить весь спектр известных суждений о Боге – то ли существующем, то ли нет.

 

*

Проследив историю атеизма, Скрижаль не обнаруживает ни значительных философских систем, ни гипотез о главных законах мира. Он понимает, что ему нужно изучить историю всех мировых религий и разобраться во взглядах их основополож-ников: прежде чем делать выводы о существовании Бога и о направленности развития вселенной, он решает сначала овладеть духовным опытом, накопленным в познании мира всем человечеством. Скрижаль осознаёт и то, что многие особенности верований останутся неясными, если не познакомиться с культурой тех народов, в религиозных взглядах которых предстоит разобраться. Поэтому он вникает также в историю древних цивилизаций.

 

*

Скрижаль открывает для себя историю Двуречья. В духовном росте шумеров он усматривает наметившийся около пяти тысяч лет назад ход развития человечества в целом. После знакомства с нравами ассирийцев он попадает во дворец царя Ашшурбанапала и встречается с царём.

 

*

Получая представления о строго регламентированной, ограниченной ритуалами религии древних индусов, Скрижаль понимает, сколь революционным для Индии явилось учение Будды. Разделяя переживания Будды, он испытывает нирвану. Авеста, священное писание персов, открывает ему историю зороастризма. Скрижаль становится свидетелем духовных исканий Заратустры, находит его ночью сидящим у огня и вступает с ним в разговор.

 

*

Скрижаль задумывается об участи массовых религий. Ход мыслей указывает ему на неизбежность искажения взглядов основоположника любого культа и на закономерность расколов в среде приверженцев всех исповеданий.

 

*

Прослеживая многовековые стремления древних египтян, Скрижаль обнаруживает, что энергия этого народа была направлена на обеспечение благополучного телесного существования в загробном мире. Самыми выдающимися достижениями древних египтян оказались уходящие в небо каменные вершины. А вершины духа выпало покорять другим народам земли.

 

*

За изучением истории и мифологии Древней Греции Скрижаль осознаёт, что в Элладе культивировались, почти обожествлялись, физические достоинства человека. Если цивилизация Древнего Египта оставила после себя непревзойдённые по величественности могилы, то древние греки обогатили искусство дивными образцами человеческой красоты и силы.

В Древней Греции жили мудрецы, которые поняли, что для преодоления границ между миром людей и божественной средой нужны не совершенные пропорции тела и не мускульные усилия, а работа разума: осмысление существующих в мире связей.

 

*

Ход истории Древнего Рима открывает Скрижалю глаза на то, что в духовном противостоянии Западного и Восточного миров победил Восток. Он задумывается над причинами этой победы и прозревает всю трагичность случившегося с цивилизацией римлян и греков. Естественный духовный рост этих народов был нарушен тем, что Запад принял веру Востока. Обращением в христианство Западная цивилизация изменила своим идеалам. Лишь спустя тысячелетие после крещения народов Среди-земноморья начался обратный процесс. Это духовное возрождение представлялось Скрижалю медленным возвращением Запада к своим исконным ценностям.

 

*

Из пророческих книг Библии Скрижаль выносит понимание того‚ что дейст-вительно существует некая сила‚ которая стоит над правительствами и народами, над всем миром. Он оказывается свидетелем обращения Иеремии к небу.

 

*

Изучая разнообразные религиозные течения Индии, Скрижаль ясно видит, что под одним и тем же названием культа могут уживаться различные верования, не имеющие между собой ничего, кроме имени, общего. Религии умирают – уходят из жизни, как люди, и тоже не бесследно. Народы, которые населяли Индию, несколько раз меняли и своих богов, и свои идеалы: старый, отживший культ умирал, чтобы возродиться в новом качестве.

 

*

Скрижаль убеждается в том, что Иисус был ярким выразителем взглядов фарисеев – образованных выходцев из народа‚ облечённых доверием сограждан. Хотя Иисус внушал соотечественникам более высокие нравственные нормы по сравнению с требованиями Моисеева кодекса, однако сам неоднократно нарушал их. Скрижаль обретает уверенность в том, что подобно его личной переоценке новозаветной истории, христианский мир тоже прозреет – найдёт мужество серьёзно пересмотреть отношение к текстам евангелий и провозглашённому Богом проповеднику Йешуа.

Скрижаль встречает Иисуса на Елеонской горе, и между ними происходит разговор.

 

*

За изучением истории иудаизма Скрижаль видит, что в течение веков центральное место в религиозной жизни иудеев занимали жертвоприношения в Храме, но после Вавилонского плена фокус богопочитания перемещается с обрядности в сторону исполнения нравственных заповедей Торы. А после разрушения Второго храма в 70 году христианской эры жертвенный культ, одухотворённый учением фарисеев, порождает две самостоятельные религии: христианство и раввинистический иудаизм. Прежний культ иудеев, всецело сосредоточенный на Храме, умирает.

Иудаизм, который некогда сплачивал весь еврейский народ, пришёл к рубежу второго и третьего тысячелетий в том состоянии, когда каждая община, каждая еврейская семья, каждый из потомков Израиля самостоятельно определяет отношения с Богом. Вектор процесса, который происходил с иудаизмом, явно указывает в направлении индивидуализации веры.

 

*

Осмысливая метаморфозы, которые произошли с обожествлением Будды, Иисуса, Конфуция, Лао-цзы, Скрижаль понимает, что вера миллионов людей в сверхъес-тественные способности религиозных вождей и героев отражает некое объективно существующее явление. Он приходит к выводу, что причину этого процесса следует искать в психологии обывателей. Значительно легче признать божественные достоинства за кем-либо, особенно за ушедшим в мир иной, и понадеяться на его заступничество перед Богом, а ещё лучше возложить на него искупление своих грехов, чем приложить усилия для собственного духовного роста.

Именно раскрытие высших сил в самом себе – становление внутреннего мира, требующее постоянного совершенствования, – видится Скрижалю естественным, отвечающим человеческой натуре стремлением. Он убеждён в том, что культ отдельных личностей останется, в конце концов, лишь одной из вех на пути духовного развития землян.

 

*

Мухаммед считал, что человек является рабом Бога. Земную жизнь он почти ни во что не ставил, а райское блаженство, которое восхвалял в стихах, предстаёт в Коране довольно примитивным. Хотя поначалу Мухаммед провозгласил единство веры арабов ханифов, иудеев и христиан, он основал ещё один массовый культ с жёстким разделением людей на своих и чужих, на верных и неверных. В последние годы жизни он призывает мусульман к войне с многобожниками и с теми иудеями и христианами, которые не признают его повеления истинными. Борьба с иноверцами, поучает он, должна быть жестокой и непримиримой.

Скрижаль находит Мухаммеда в горах Хиджаза и задаёт ему свои вопросы.

 

*

Он задумывается над тем, может ли вера в принципе быть истинной, и если если такая существует, то что она собой представляет. Поскольку каждый из приходящих в мир носителей высшего разума – явление уникальное, думать, что один человек может верить в Бога точно таким же образом, как другой, – значит, не хотеть видеть эту непохожесть людей. Скрижаль осознаёт, что одной универсальной, обезличенной веры в этом утверждающем разнообразие мире нет и не будет. У каждого человека может быть только своя, неповторимая, вера.

 

*

«Никто не приходит к Отцу‚ как только через Меня», – категорично заявил Иисус. Однако в отношения христианина с Богом вмешался ещё один посредник – церковь. Она присвоила себе право единственного хранителя и толкователя заветов Иисуса.

Император Феодосий повелевает народам Римской империи принять христианство. Его указы грозят ослушникам репрессиями. Церковь становится одним из самых действенных орудий светской власти и распространяет своё вероучение не только увещеваниями, но и насильственными действиями.

Преследования и кровавые расправы церкви над самостоятельно мыслящими людьми виделись Скрижалю результатом того, что в христианстве оказалось оттеснённым далеко на задний план убеждение в существовании прямой связи между каждым человеком и высшей силой, которую принято называть Богом. Умаление значимости этих уз было в христианстве закономерным, поскольку вероучение церкви вылилось в культ одной личности – Иисуса. В тени его величия оказался даже сам Бог.

 

*

Восточные богословы III–IV веков были просвещёнными людьми. Однако они учили христиан тому, что все мирские знания необязательны и даже вредны. Идеалом христианства они провозгласили веру простолюдинов. Уже первые крещёные императоры стремились к полному уничтожению традиций античности и её культуры. И церковь им в этом активно помогала. Провозглашённых идеалов христианский мир достиг очень скоро: торжествующее невежество подавило и сдерживало почти все открытые античностью колоссальные возможности человеческого духа.

 

*

Скрижаль прослеживает историю католичества и православия. Обособлению церквей латинов и византийцев способствовали события политического характера. Но Скрижаль понимает, что к разделению привело другое: раскол предопределила природа самóй веры, не допускающая единообразия.

 

*

Первой преградой на пути духовного раскрепощения европейских народов стояла церковь – и ей пришлось потесниться первой. Присущее человеку стремление к знаниям, к истине берёт своё.

В истории Реформации Скрижаль увидел обречённость на гибель не только протестантства, но и всякой новой религии. Прогрессивная для своего века религиозная идея сначала крушит догматические рамки старого культа; затем преодолевает трудности и гонения, обрамляет свои границы догматами, костенеет и прибегает к жестоким наказаниям свободомыслящих людей.

 

*

Знакомство с ходом становления протестантства не изменило к лучшему мнение Скрижаля о человечестве. Хотя народы земли провозгласили гуманные законы очень давно, они никак не научатся следовать им. И если жестокими реформаторами католической церкви когда-то восхищались тысячи их приверженцев, то извергов ХХ века боготворили уже многие миллионы людей. Скрижаль подумал, что если бы он оценивал результаты этого многовекового ученичества, достигнутые к концу второго тысячелетия, то поставил бы землянам оценку «неудовлетворительно».

 

*

В движениях Реформации, квакеров, духоборов, христоверов, чхондогё, субуд Скрижаль усматривает тенденцию усиления индивидуального начала в развитии религиозного сознания человечества. История масонства и бахаизма убеждает его в том, что попытки формально объединить людей разных религиозных убеждений обречены на неудачу. Там, где существуют какие-либо установленные формы выражения веры, там неизбежно будут происходить споры и распри.

 

*

Развитие религиозности землян направлено от приверженности массовым культам к личной вере, понимает Скрижаль. Парадокс вывода, к которому он пришёл, заключался в том, что такая, индивидуальная и как будто недоступная для других, вера является фактически универсальной. Человек, прозревающий связь своей души с высшим началом мира, осознаёт своё прямое родство с ним и по мере духовного роста приходит к пониманию всеединства; сфера Я такого человека не знает границ, она распространяется на Бога, а значит и на каждого из живущих на земле людей.

 

*

Никому не дано в точности перенять образ мыслей и чувств Моисея, Будды, Иисуса, Мухаммеда и кого-либо. Религиозный опыт не поддаётся клонированию. Вера неотделима от души, которой присуща. И веру нельзя взять из священных книг уже готовой, одинаковой для всех, как некую формулу из учебника математики. Разные люди, принадлежащие, казалось бы, к одному и тому же исповеданию, неизбежно воспринимают священное для них учение по-своему. Увещевание апостола Павла в его послании к ефесянам: «Один Господь, одна вера...» – не более чем иллюзорная мечта. Вера – явление личностное, вера многообразна. Поэтому одной, одинаковой веры, объединяющей двух и более людей, быть не может. Каждая из массовых религий обречена на обветшание и смерть.

 

*

Беспристрастные цифры, весь ход мировой истории свидетельствуют о дроблении массовых культов на множество малых течений. Скрижаль понимал теперь это явление как процесс дальнейшего развития индивидуальных качеств в людях. Не только в вере, но и в искусстве, в сфере духовных интересов землян он усматривал обратный объединению процесс: здесь наблюдалось всё больше и больше разнообразия. Внутренний мир человека становился всё более различимым в своей индивидуальности.

Необходимым для людей Скрижаль видел единение в любви и в мире. Любые же попытки объединения человечества с помощью всеобщей религии казались ему нелепыми, как тот призыв из «Манифеста Коммунистической партии»: «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!». Если согласие народов в вопросах веры достижимо, то приведёт к нему не установление круга общих для всех и каждого догматов или правил богопочитания, а духовный рост землян, личные усилия ищущих натур в обретении единства с первопричиной мира. Скорого наступления эры взаимопонимания такое развитие религиозного сознания человечества не обещает. Но самым действенным и отвечающим природе духа средством преодоления межконфессиональных раздоров является именно становление личной веры.

 

*

Когда-то Скрижаль пришёл к выводу, что адекватному усвоению поддаётся лишь та составляющая религиозных убеждений, которая несёт в себе предписания морали. Теперь он добавил бы к этим правилам ещё одно: «Верующие всех исповеданий, разъединяйтесь! Разъединяйтесь в вере с любовью друг к другу и с пониманием отличия людей друг от друга. Пусть каждый отыщет Бога в себе. Тем самым вы обретёте нерушимое единство с высшим началом мира и с самим миром».

 

*

В природе человека заложено стремление открыть в себе божественную суть и тем самым‚ упрощённо говоря‚ стать самим Творцом. Далеко ходить за примерами Скрижалю не нужно было. Это стремление увлекло и его самого. Он осознавал себя единым неразрывным целым с духовным началом мира и со всеми проявлениями этого начала.

 

________

 

Через всю книгу проходит линия судьбы героя, эмигрировавшего из России в США. В этих главках отражены события из личной жизни Скрижаля начиная от его прилёта в Нью-Йорк, а также запечатлены разные стороны жизни русскоязычных эмигрантов и американцев.