Ростислав Дижур. «Скрижаль». Книга 5. Джон Локк

___________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________

 

 

 

 

 

Джон Локк. — Английский философ, один из самых значительных умов эпохи Просвещения. Локк утверждал право каждого человека на свободу вероисповедания и свободу совести. Он выступал за невмешательство государства в жизнь граждан и считал необходимым разделение власти на законодательную и исполнительную. Взгляды Локка оказали большое влияние на философов и просвещённых людей XVIII века.

Джон Локк родился в 1632 году в Рингтоне, небольшом городке на юго-западе Англии, в пуританской семье. Он обучался, а затем преподавал в Оксфордском университете, после чего поселился в Лондоне.

Будучи по профессии врачом, Локк занимался также естествознанием, философией и политикой. В 1668 году он был избран членом Лондонского королевского общества; в 1675–1679 годах жил в Париже. Последствия активного несогласия Локка с политикой английского короля Карла II вынудили его в 1683 году эмигрировать в Нидерланды. Шесть лет спустя — после Славной революции — Локк вернулся на родину. Он умер в 1704 году в пригороде Лондона.

 

*

В 1667 году, когда гонения на англичан, не принадлежавших к англиканской церкви, усилились, Локк написал «Очерк о веротерпимости» — An Essay Concerning Toleration.  В этом трактате он высказал своё решительное неприятие попыткам диктовать любому человеку, во что и как следует верить.

Все мнения и поступки, которые не затрагивают интересы государства и общества, в частности — вера в Бога, никаким образом не могут нарушить спокойствие в стране или доставить неудобство окружающим.  Поэтому такие суждения не входят в компетенцию властей и имеют безусловное право на терпимость; место, время и способ почитания Бога — личное дело каждого, утверждает Локк.  Отношения человека с Богом не касаются стражей порядков; полномочия магистрата не должны выходить за пределы забот о благополучии и безопасности соотечественников, настаивает он.  Правителям, и представителям власти, и всем блюстителям правоверия, которых беспокоит неортодоксальность взглядов подданных или сограждан, Локк преподал азы богопочитания.  Он убедительно разъяснил им и всем, что главной особенностью веры является её личный характер:

 

Разумно ли, чтобы тот, кто не может принудить меня купить дом, заставлял меня выбранным им путём приобрести небеса? чтобы тот, кто не имеет права предписывать мне правила сохранения моего здоровья, навязывал мне способы спасения моей души? чтобы тот, кто не может выбрать для меня жену, выбирал религию?

 

В «Очерке о веротерпимости» Локк высказался о наболевшем именно в то время, когда Спиноза работал над «Богословско-политическим трактатом».  Это эссе Локка не было опубликовано при его жизни.  Спиноза издал свой труд в 1670 году.  Они не могли знать о взглядах друг друга, но их суждения о свободе совести абсолютно совпадали.  Локк в «Очерке о веротерпимости», точно так же, как Спиноза в «Богословско-политическом трактате», настаивал на недопустимости любого вида принуждения в вопросах веры.  Локк заявил о бесполезности насилий над совестью и предупредил гонителей иноверцев об опасности, которая их ожидает.  Так же как Спиноза, он был убеждён в том, что насилие не заставит человека думать иначе, а только может сделать его лицемером, поскольку вынуждает лгать.  Преследованиями можно побудить людей только сплотиться на борьбу против притеснителей, и напротив: терпимостью в вопросах исповедания правительство укрепляет свои позиции, пояснил он.  Единообразия веры можно достигнуть только полным истреблением инакомыслящих.  Напомнив о массовом убийстве гугенотов во Франции, Локк заметил, что спокойствие в королевстве вряд ли укрепится, если наказанием за неявку на литургию будет смерть.

Суждение Локка о том, что верховная власть не имеет права вмешиваться в религиозную жизнь граждан, было прямо противоположно взглядам, которые развивал в своих трудах его старший соотечественник Томас Гоббс.  В «Основах философии» Гоббс утверждал, что именно правительству, будь то монарх или коллегиальный орган, принадлежит право решать все религиозные споры, оценивать вероучения и запрещать распространение тех из них, которые власти считают враждебными интересам государства.

 

*

В том же 1667 году, которым датируется «Очерк о веротерпимости», Локк получил предложение стать домашним врачом у барона Энтони Эшли Купера.  К тому времени Эшли Купер был уже известным политическим деятелем Англии.  Приняв это предложение, Локк поселился в лондонском доме барона и вскоре оказался вовлечённым в политику.

Эшли Купер был одним из пяти членов министерства при короле Карле Втором; он занял пост лорд-канцлера и получил титул графа — стал графом Шефтсбери.  Государственные должности занимал и Локк.  Однако времена изменились.  Преследование пуритан в Англии усилилось.  Граф Шефтсбери изменил свои взгляды и возглавил партию вигов, которая стояла в оппозиции королю.  Именно по его инициативе парламент Англии в 1679 году принял Хабеас корпус акт — тот самый закон, который ещё больше защитил англичан от противоправных лишений свободы.

Граф Шефтсбери подвергался гонениям и отсидел срок в Тауэре.  Вскоре после освобождения он был привлечён к суду по обвинению в государственной измене, но суд присяжных оправдал его.  Спасаясь от очередных преследований, Шефтсбери в 1682 году эмигрировал в Республику Нидерландов, где вскоре умер.  Локк также находился в оппозиции королевской власти, и в 1683 году он тоже перебрался в Нидерланды.  Указом Карла Второго его уволили из Оксфордского университета.

Новый король трёх королевств Джеймс Второй потребовал от Республики Нидерландов выдать заговорщиков, которые готовили захват власти в Англии.  В числе английских подданных, подозреваемых этом в заговоре, был и Локк.  Ему пришлось скрываться.

 

*

В конце 1685-го — начале 1686 года, находясь в Нидерландах, Локк написал «Послание о веротерпимости» — A Letter Concerning Toleration.  Там же весной 1689 года оно было опубликовано на латыни с зашифрованным на титульном листе именем автора, а затем переведено на нидерландский, французский и английский языки.

В этой работе Локк с запалом, с неприятием любого насилия над совестью повторил многое из сказанного в «Очерке о веротерпимости».  Никого не обманут россказни о том, что ревнители веры, которые пытками, огнём и мечом стремятся исторгнуть чью-то душу из тела, тем самым пытаются спасти её и делают это из соображений человеколюбия, пишет он.  Даже у верховной власти нет прав насильственно заставлять людей принимать чуждую им религию или предписывать, каким образом следует почитать Бога.  Круг полномочий блюстителей законов ограничивается земными делами и не имеет никакого отношения к будущей жизни граждан; узкий путь, ведущий на небо, известен им не больше, чем другим, образно пояснил Локк.  Никто не может верить по указанию кого-либо: «Природа человеческого разума такова, что никакая внешняя сила не способна принудить его к вере.  Конфискация имущества, тюремное заключение, пытки — ничто в этом роде не подействует, чтобы заставить людей изменить внутреннее убеждение, составленное ими о вещах».

Насилие над совестью тщетно, даже если кажется, что оно достигло цели.  Человек, принуждаемый к действиям, которые противоречат его взглядам, не достигнет блаженства: нельзя спастись с помощью принудительного согласия с религиозными догматами или с помощью исполнения чуждых сердцу обрядов, постулирует Локк.  В этом трактате он также заявил, что забота о спасении есть личное дело каждого, и поэтому человека нужно предоставить самому себе, своей совести.  Большего того, мыслить самостоятельно абсолютно необходимо; не следует искать в мировоззрении кого-либо то, к чему надлежит прийти усилиями собственного разума, уверяет Локк.  Передавая ту же мысль другими словами, он говорит, что в одном направлении можно двигаться множеством разных маршрутов и что каждый человек волен выбирать свой путь в Иерусалим.

 

*

В «Послании о веротерпимости» Локк выступил за полное отделение церкви от государства.  «Я считаю что прежде всего необходимо строго отличать дела гражданского правления от религиозных и установить точные границы между ними, — решительно заявил он. — Если этого не сделать, то всегда будут возникать споры между теми, кто озабочены или притворяются озабоченными судьбами людских душ, с одной стороны, а с другой стороны — теми, кто заботятся о государстве».  Очертив эти границы, Локк пояснил, что государство и церковь по своему происхождению, делам и целям отличаются, как небо и земля, и смешивать их полномочия недопустимо.

Говоря о порядках в церкви — существующих и таких, какими им надлежит быть, — Локк назвал этот общественный институт свободным и добровольным сообществом людей.  Человек должен иметь право как присоединиться к нему, так и выйти из него; никакие принудительные действия церкви, никакие способы убеждения, кроме уговоров, проповедей и наставлений, недопустимы.  Никого нельзя подвергать наказаниям за религиозные взгляды.  Высшим, крайним проявлением церковной власти служит отлучение, при котором непозволительны ни насилия, ни нанесение материального ущерба, ни оскорбления по отношению к отлучённому члену этой организации.  «Все права и привилегии, которые принадлежат ему как человеку и как жителю страны, остаются за ним неприкосновенными.  Религия не имеет к этому отношения.  Ему не должно быть причинено никакого насилия или увечья, будь он христианином или язычником», — заключил Локк.

Сказанное о веротерпимости по отношению к частным лицам Локк распространил и на различные церкви: «...Ни одна не обладает каким-либо преимуществом в правах по отношению к другой, даже в том случае, если гражданская власть принадлежит к одной из них».  Локк заявил, что нет судьи на земле, который мог бы решить, какое исповедание является истинным, но даже если бы это стало каким-то образом известно, то у приверженцев такой религии не было бы никаких прав преследовать инакомыслящих.

Скрижаль порадовался прочитанному.  Он тоже уяснил, что в споре о вере не может быть ни правых, ни заблуждающихся; тот, кто надеется найти истину в таких спорах, предаётся иллюзиям.

 

*

В «Послании о веротерпимости» Скрижаль встретил также противоречивые высказывания.  Казалось бы, Локк убеждённо говорит о том, что религиозные традиции католиков, иудеев и язычников не касаются гражданских дел и потому не подлежат ограничениям.  Однако пятью страницами далее по тексту он отказал в веротерпимости приверженцам исповеданий, догматы которых требуют повиновения правителю другой страны.  К таким потенциальным врагам государства — отечества этих людей — Локк отнёс мусульман, обязанных исполнять указы муфтия Константинополя, который подвластен султану Османской империи.  Хотя слово «католики» в этом параграфе не прозвучало, из сказанного однозначно следует, что он вёл речь и о приверженцах Римской церкви, которых ранее взял под защиту.  Здесь же, следом, Локк отказал в праве на терпимость и атеистам.  Свою позицию он тоже объяснил исходящей от них опасностью для общества: атеизм ниспровергает всякую религию, и значит для тех, кто не верят в существование Бога, нет ничего святого.

Несмотря на некоторое размежевание людей с точки зрения равенства перед законом в зависимости от отношения к вере, Локк далее в этом послании снова занял позицию глашатая равноправия: «Если говорить правду открыто, как подобает человеку, то ни язычника, ни магометанина, ни иудея нельзя лишать гражданских прав из-за его вероисповедания.  Евангелие ничего подобного не велит».  Об атеистах и католиках он здесь умолчал, но страницей раньше он вполне определённо, не сделав никаких исключений, заявил, что каждому человеку необходимо предоставить те же права, что даны другим.

 

*

За время жизни в Нидерландах Джон Локк сблизился с Вильгельмом III Оранским.  Он участвовал в подготовке государственного переворота 1688 года в Англии и в конце того же года или в начале следующего вернулся на родину.

 

*

Над главным своим трудом Локк работал на протяжении около двадцати лет и издал его в 1690 году в Лондоне под названием «Очерк о человеческом понимании» — An Essay Concerning Human Understanding.  В этом трактате Локк поставил перед собой задачу найти границы приложения разума.  Выявив их, люди научатся довольствоваться тем, что достижимо, и тогда прекратятся споры о вещах, которые умом не постичь, заявил он.

Прочитав этот пространный труд, Скрижаль склонился к мысли, что замысел книги остался неосуществлённым.  Локк действительно назвал то, что по его мнению познаваемо, а что нет, но сделал это неубедительно — не обосновав такого размежевания.  Он просто очертил предельную для разума границу в соответствии со своим пониманием способностей человека.  Однако Скрижаль отдал должное Локку за постановку этой важной задачи.  Для мыслящих людей последующих поколений очень плодотворными оказались в этом труде и суждения о том, как разум и чувства взаимодействуют между собой, и что первично.

Оспаривая сказанное Платоном и Декартом, Локк утверждает, что врождённых идей не существует, что все они появляются естественным образом, из опыта: «II.1.2 Всё наше знание основывается на опыте и в конечном счёте от него происходит».  Нужно различать два источника идей и знаний, пояснил он: первым является реакция чувств на контакты с внешним миром, вторым — работа ума.  Причём ощущения и восприятия, согласно Локку, предшествуют мышлению.  Вслед за Аристотелем, который в трактате «О душе» сравнил ничего не мыслящий ум с чистой дощечкой для письма, он сравнил ум, ещё не наполненный объектами мышления, с пустым шкафом.

Локк пишет, что именно простые идеи, получаемые от органов чувств и от рефлексий, очерчивают границы возможных знаний человека, а попытки понять суть сложных идей, которые разум составляет из простых, видимо обречены на неудачу; поэтому вопросы о воскресении мёртвых, о существовании духов и ангелов, о том, что такое душа, и обо всём, что касается Бога, находятся за пределами познания.  Если человек не может понять работу собственного ума, то ему тем более не дано уяснить, что представляет собой бесконечный дух, который создал все вещи и который управляет миром, рассуждает Локк.  При этом он подчёркнул, что сам факт существования Бога абсолютно очевиден: достаточно обратить внимание на себя и поразмышлять.  Неведение же относительно некоторых явлений не должно обескураживать людей; задача человека — знать то, что необходимо для земной жизни.

В выводах, касающихся познания, Локк довольно осторожен.  Говоря о принятом разделении всего существующего на телесное и духовное, он заметил, что такое разграничение ничем не обосновано; Локк не исключил того, что способность к мышлению является свойством вещества, из которого состоит мир.  «II.23.32 ...Представить себе, как мышление может существовать без материи, не труднее, чем представить, как материя может мыслить», — сказал он.  Это допущение Локка о единстве духовного и телесного начал побудило известных философов XVIII века к поиску научных объяснений появления жизни — таких гипотез, которые отвергают вмешательство Бога.

 

*

В «Очерке о человеческом понимании» Локк утверждает, что разум и вера не противоречат друг другу, и он попытался это обосновать.  Однако его рассуждения столь витиеваты, что кажется, Локк даже для себя не мог окончательно решить вопрос о главенстве между верой и разумом.  Он вроде бы убеждён, что истинность любых положений, включая идущие через пророков от Бога, проверяется познанием: «IV.19.14 Разум должен быть во всём нашим последним судьёй и руководителем».  Но в той же четвёртой книге этого труда он говорит, что откровение выше разума и что сомневаться в истинности откровения людям следует столь же мало, как в собственном существовании.  Определения Локка тоже натянуты: «IV.16.14 Вера есть не что иное, как согласие, основанное на высочайшем разуме»; «IV.19.4 Разум — это естественное откровение... Откровение — это естественный разум, обогащённый новым рядом открытий, которые сообщены непосредственно Богом».

Несмотря на путаность сказанного Локком о соотношении способностей разума и веры, в этом труде ясно прозвучал его главный призыв: мыслить самостоятельно, не довольствоваться суждениями авторитетов; нужно побороть предрассудки, подвергнуть анализу свои мнения и беспристрастно разобраться в себе самом.  В связи с этим главную задачу образования юношества Локк видел в обретении молодыми людьми свободы мышления, которая даст каждому возможность самостоятельно овладеть знаниями в любой области.

В незаконченном трактате «Об управлении разумом» — Of the Conduct of the Understanding, который был задуман как завершающая глава «Очерка о человеческом понимании», Локк ещё настойчивей высказался о том, что в постижении мира необходимо полагаться на собственный разум.  Вместо того чтобы принимать принципы ортодоксии на веру, следует стремиться к обретению достоверных знаний, а найдя истину, убедившись в её подлинности, нужно ревностно за неё бороться.

 

*

Десять лет спустя после написания «Очерка о человеческом понимании» Локк вступил в полемику с епископом Эдвардом Стиллингфлитом, который в своём трактате осудил его взгляды как безнравственные и антихристианские.  В письмах умудрённого жизнью философа Скрижаль увидел коренные изменения в суждениях о вере и разуме.  Отвечая на обвинения епископа в подрыве основ христианства, Локк в письме, датированном 29 июня 1697 года, резко противопоставил знания и религиозные убеждения:

 

Теперь, мой лорд, я осмелюсь заметить, что достоверность веры, если Ваша милость считает подходящим называть это так, не имеет никакого отношения к достоверности знания. И говорить о достоверности веры мне кажется всё равно что говорить о знании веры, что мне трудно понять. [...]

Вера стои́т сама по себе, на своих собственных основаниях. Она не может быть снята с них и помещена на основание знания. Эти два основания так далеки от того чтобы быть одним и тем же или иметь что-нибудь общее, что когда вера доведена до достоверности, она разрушается. Тогда это уже не вера, а знание.

 

В своё время Скрижаль тоже понял, что круг верований сужается по мере расширения пределов достоверных знаний; и он порадовался прочитанному.  Самым же отрадным для него в согласии с Локком оказалось другое: убеждённость в том, что каждый человек имеет свои личные отношения с Богом и что никто не вправе вмешиваться в них.

 

*

Скрижаль не знал, знаком ли был Джон Локк с содержанием книги Марсилия Падуанского «Защитник мира», но за чтением трактатов Локка, написанных три с половиной века спустя после появления труда Марсилия, он обнаружил совпадение выводов этих мудрых мужей — и в том, что церковь должна быть полностью отделена от государства, и в том, что во главе государства должен стоять закон, и в том, что законодательная власть должна быть отделена от исполнительной.

 

*

В «Двух трактатах о правлении», написанных в 1679–1689 годах, Локк изложил свои взгляды о государственном устройстве.  Взяться за эту работу его побудили труды политолога Роберта Филмера и события, которые происходили в Англии.  Роберт Филмер обосновывал законность неограниченной королевской власти.  Локк назвал его суждения вздором.  Согласиться с Филмером, заметил он, — значит признать, что высшая власть справедливо принадлежит тому, кто может любыми средствами захватить её.

Сказанное Локком в «Двух трактатах о правлении» в корне расходилось также с убеждениями Томаса Гоббса, который считал, что законодательство, правосудие и полномочия принимать любые решения, включая объявление войны, должны принадлежать исключительно одной власти, будь то один человек или коллегиальный орган.  Причём сам правитель, согласно Гоббсу, не связан никакими законами, имеет право распоряжаться собственностью подданных и не подлежит суду; граждане не могут лишить его власти.  Локк не соглашался ни с одним из этих положений.  Где кончается закон, там начинается тирания, утверждал он.

 

*

Люди от природы являются свободными, равными и независимыми; человек объединяется с другими и становится подчинённым чьей-то власти из-за стремлений обезопасить себя и сохранить своё имущество, пишет Локк в «Двух трактатах о правлении».  Такое объединение свободных людей служит началом любого политического общества.  Однако добровольный отказ от равенства, независимости и произвольных действий имеет целью не что иное, как более надёжное обеспечение своей свободы и сохранности собственности, подчёркивает Локк.  Эту роль выполняют законы:

 

II.6.57 Закон в его подлинном смысле представляет собой не столько ограничение, сколько руководство для свободного и разумного субъекта в его собственных интересах и предписывает не более чем то, что служит общему благу тех людей, которые исполняют этот закон. [...] Целью закона является не упразднение или ограничение, а сохранение и расширение свободы. [...] Там, где нет закона, нет и свободы.

 

Законы должны быть одинаковыми для всех — для бедных и богатых, для фаворитов при дворе и деревенских жителей; их необходимо публиковать, чтобы каждый, включая правителя, знал свои права и обязанности:

 

II.9.131 Кто бы ни обладал законодательной или верховной властью в любом государстве, он должен править не прибегая к импровизированным указам, а согласно установленным законам, провозглашённым и известным народу, с помощью беспристрастных и честных судей, которые должны разрешать споры посредством этих законов.

 

В «Двух трактатах о правлении» Локк обосновал мысль о необходимости разделения власти на законодательную и исполнительную: первой должно принадлежать право создавать законы, второй — следить за их исполнением.  В постоянной деятельности законодательной власти нет нужды, тогда как второй, исполнительной, положено действовать непрерывно.  Верховной властью является законодательная, однако право созывать и распускать этот высший государственный орган принадлежит исполнительной власти.

 

*

 «Два трактата о правлении» Локка многократно переиздавались на разных языках и оказали огромное влияние на систему политического устройства Англии и государств материковой Европы.  А принятая в 1776 году Декларация независимости США всецело основана на тех принципах взаимоотношений между правительством и народом, которые сформулировал Локк.  Две трети текста этой декларации занимает перечень противозаконных действий английского короля.

В «Двух трактатах о правлении» Локк доказывал правомерность неподчинения произволу властей:

 

II.18.205 В некоторых странах личность правителя по закону является священной... Тем не менее оппозиция может совершать незаконные действия в отношении любого низшего должностного лица или других лиц, уполномоченных правителем, если он сам фактически поставит себя в состояние войны со своим народом, распустит правительство и оставит людей вынужденными защищаться, на что имеет право каждый, кто находится в естественном состоянии.

 

Жители американских колоний Англии воспользовались своим правом, о котором заявил Локк.  Принятием Декларации независимости тринадцать американских штатов расторгли политические узы с Англией.

Скрижаль задумался о том, как бы сам английский философ, если был бы жив, воспринял известие об отделении заокеанских территорий от своей родины.  И он склонился к мысли, что Локк встал бы в этом конфликте на сторону жителей Американского континента, которые подвергались репрессиям, но уважали себя и стремились к свободе.

 

*

Скрижаль вполне понимал, что степень влияния одного человека на процессы, происходящие в области духа землян, не поддаётся даже приблизительной оценке.  Однако сам факт существенного вклада ярких личностей в духовное становление человечества у него не вызывал сомнений.  Для него было очевидным, что Джон Локк своими трудами приблизил приход новых времён — тех времён, когда во многих странах граждане обрели значительно бóльшую свободу совести и смогли установить более уважительные отношения между людьми разных взглядов.

 

*

Влияние этого одарённого мужа на умы современников и последующих поколений сказалось ещё в том, что многие родители в Англии и в Новом свете растили своих детей, следуя принципам, изложенным в трактате Локка «Некоторые мысли о воспитании».  Эта книга сложилась из его писем, адресованных близким и друзьям.  Она была опубликована в 1693 году и при его жизни переиздавалась четыре раза.

Главной задачей родителей и педагогов по отношению к детям Локк видел заботу о том, чтобы их ребёнок или воспитанник вырос нравственно здоровым человеком.  Для этого его нужно учить любви, доброму отношению ко всем и внушать, что чем больше ему дано, тем добрее и сострадательнее он должен быть по отношению к тем людям, которые обделены судьбой и стоят ниже по происхождению, пишет Локк. 

С ребёнком надо обращаться как с разумной личностью, утверждал он.  Локк дал родителям много полезных советов, в частности — убеждал не обманывать детей: «120.3 Они ведь путешественники, недавно прибывшие в незнакомую страну, о которой ничего не знают; поэтому совесть обязывает нас не вводить их в заблуждение».  Он указал на приоритеты в воспитании молодого джентльмена: «200 Научите его властвовать над своими наклонностями и подчинять свои влечения разуму».

Локк предостерёг родителей не только от предоставления ребёнку полной свободы действий, но и от чрезмерного ограничения свободы.  Избегать этих крайностей — большое искусство, заметил он.  Побои и все виды телесных наказаний Локк назвал самыми непригодными из всех мыслимых приёмов воспитания, — они не только порождают в ребёнке отвращение к тому, к чему его принуждают, но и унижают его человеческое достоинство, формируют в нём рабский характер.

В незаконченном трактате «Об управлении разумом» Локк высказался о том, что не следует придавать большого значения объёму учебного материала, который дети должны уяснить и запомнить, — значительно важнее научить ребёнка думать самостоятельно:

 

12 В отношении знаний, по моему мнению, нет необходимости доводить учащегося до полного усвоения всех наук или одной из них, а нужно дать его уму ту свободу, ту склонность и те навыки, которые сделали бы его способным овладеть любой областью знания, которую он будет использовать или в которой будет нуждаться на протяжении дальнейшей жизни.

 

В трактате «Некоторые мысли о воспитании» Локк указал на необходимость физического развития юношества, в частности — закалки.  Он советует приучать детей к ручному труду.  Детям нужен и отдых, который заключается не в безделье, а в перемене занятий.  И забавы ребёнку тоже нужны; они необходимы так же, как труд и пища, пишет Локк.  Он рекомендует родителям поощрять в детях любознательность и предоставлять свободу в развлечениях, потому что в играх раскрываются их характеры, выявляются наклонности и способности.

Джон Локк преодолел усвоенные им с детства стереотипы мышления.  В своих трудах он утверждал право каждого человека на свободу иметь и выражать свои взгляды.  После знакомства с судьбой и литературным наследием этого мудрого англичанина Скрижаль проникся к нему большой симпатией.






Читать следующую главу