Ростислав Дижур. «Скрижаль». Книга 2. Лао-цзы

___________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________

 

 

 

 

 

Лао-цзы. — Китайский философ, автор книги «Дао дэ цзин». Его считают первоучителем даосизма, хотя основные принципы этой древней китайской религии были известны и до Лао-цзы. Название «Дао дэ цзин» переводят по-разному: порой — «Книга о пути и добродетели», порой оставляют в заглавии понятия «дао» и «дэ» без перевода — «Книга о дао и дэ».

Иероглиф «дао» имеет десятки значений, в частности — «путь» и «закон». Смысл философского понятия «дао» можно приблизительно передать как закономерное всеобщее единое и неделимое движение. Иероглиф «дэ» также имеет целый ряд значений, в частности — добродетель, человеколюбие, великодушие, нравственность.

В определении периода жизни Лао-цзы историки существенно расходятся: разные авторы называют время от VI до III века античной эры. Биографические сведения о Лао-цзы очень скудны. Известно, что он служил то ли историографом, то ли хранителем государственных архивов в царстве Чжоу. Оставив службу, Лао-цзы решил покинуть пределы царства. По просьбе начальника пограничной заставы он изложил своё учение письменно. Так якобы появилась книга «Дао дэ цзин». О том, когда и как Лао-цзы ушёл из жизни, достоверных сведений нет.

 

*

Скрижаль нашёл четыре разных перевода книги «Дао дэ цзин» на русский язык и восемь — на английский.  Его крайне удивило то, что все тексты существенно отличались между собой в передаче мыслей автора.  Отыскав подстрочник, он уяснил, что «Дао дэ цзин» — скорее поэма, чем философский тракт, с присущей поэтической речи игрой смыслов и недосказанностью.  А поскольку каждый иероглиф имеет ряд значений и так как в тексте пропущены слова-связки, понимание подстрочника требует от читателя творческих усилий.  Отсюда несовпадение в толкованиях этой древней книги.

Говоря о своих трёх личных качествах, наиболее ценных для него, Лао-цзы назвал первой черту характера, которая в разных переводах «Дао дэ цзин» звучит по-разному, но по сути означает одно — доброта, человеколюбие, благожелательность, сострадание, любовь:

 

67 Я имею три сокровища, которыми дорожу: первое — доброта, второе — умеренность, третье — отсутствие стремления быть впереди других. Доброта придаёт мужество. Умеренность позволяет быть щедрым. Отсутствие стремления быть впереди других способствует преуспеванию.

 

Именно любовь к людям лежит в основании нравственных оценок и заповедей Лао-цзы.  «81 Мудрый человек не занимается накопительством, он заботится о благополучии других.  И чем больше он отдаёт, тем больше обретает», — таков приблизительный смысл сказанного в последней, восемьдесят первой, главке этой небольшой по объёму книги.  В своей проповеди человеколюбия Лао-цзы идёт дальше Конфуция.  «63 На причинённый вред отвечай добром», — советует он.

Смысловым центром книги «Дао дэ цзин» является понятие дао, которое занимает очень важное место в китайской культуре.  Высказывания Лао-цзы убеждали Скрижаля в том, что наиболее адекватно и наиболее лаконично передать существо этого понятия — по крайней мере в контексте книги «Дао дэ цзин» — может слово «Бог», а вернее «бог» со строчной буквы, потому что личное начало у дао не выражено.  Дао является прародителем, первоосновой всех вещей; ему нет равных, говорит Лао-цзы.  Вечный дао рассредоточен повсюду, но остаётся невидимым: «41 Сильный звук нельзя услышать; великий образ не имеет формы.  Дао скрыт и безымянен».  Тем не менее силы дао имеют определённую направленность: «79 Он всегда на стороне добрых».

 

*

Недавнее знакомство с системой взглядов Конфуция помогло Скрижалю осознать, что нравственные заповеди, которые провозгласили законоучители разных народов, практически совпадали.  За чтением труда Лао-цзы он сделал ещё один вывод: пытливые умы издревле сходились в убеждении, что между человеком и Богом существует прямая связь.  Во втором тысячелетии античной эры о родстве людей с высшей силой просто, без пафоса, сказал в своём гимне слепой певец Древней Индии Диргхатамас: «I.164.21 Могучий хранитель мира, мудрый, вошёл в меня, недалёкого».  Заратустра также пришёл к выводу, что душа праведного человека становится подобна Богу.  И во Второзаконии Моисея прозвучало: «14.1 Вы сыны Господа Бога вашего».  Авторы упанишад были убеждены в том, что отношение человека к высшему началу мира является больше чем родством: они заявили о тождественности абсолюта и Я человека.  Ту же мысль, по свидетельству Иоанна, вознамерился донести до соотечественников Иисус, сказавший о себе: «10.30 Я и Отец — одно».

Теперь из трактата «Дао дэ цзин» Скрижаль узнал, что и в Китае мудрец по имени Лао-цзы утверждал: «23 Кто обретает дао, тот тождествен дао».  Иными словами, каждый человек при определённых усилиях способен достичь этого высокого, вневременного, неделимого единства.

 

*

То, что Лао-цзы после смерти постигла участь, подобная судьбе Конфуция, Заратустры, Будды и Иисуса, не оказалось для Скрижаля неожиданным.  Не удивился он и тому, сколь несуразно приверженцы даосизма исказили смысл этого Нового Завета, который Лао-цзы оставил китайцам.

Вместо того чтобы обратиться к поискам дао в собственной душе, последователи Лао-цзы поступили проще: обожествили самогó автора книги «Дао дэ цзин».  Уже к началу христианской эры даосы почитали его как Бога.  А спустя ещё несколько веков Лао-цзы в текстах даосизма начинает выступать в роли творца мироздания.  Великое дао в своём становлении трансформируется якобы в верховную троицу богов; один из них — Лао-цзы — создаёт вселенную, а затем периодически вочеловечивается на земле в образе мудреца.  Историческая личность Лао-цзы и являлась, в представлении даосов, очередным воплощением дао.

Жизнь Лао-цзы, которая не только лишена была необычных поворотов, но и осталась почти неизвестной, обросла со временем легендами и чудесами.  Среди них — и необыкновенно долгое, длиной в шестьдесят два года, вынашивание этого божественного ребёнка его матерью, и акт воскрешения учителем Лао-цзы своего слуги, который не просто умер, а уже превратился в прах.

 

*

В эпоху, когда жил Лао-цзы, главное место в религиозных традициях китайцев занимала обрядность.  И Лао-цзы, так же как древние пророки Израиля и после них — Иисус, обратил внимание соотечественников на примитивный характер такого способа выражения религиозного чувства.  Исполнение нравственных заповедей, которые дао диктует людям, намного весомей соблюдения ритуалов, считал Лао-цзы.  В соответствии с таким убеждением он указал в своей книге шкалу важнейших для человека ценностей в порядке убывания их значимости.  Согласно этой градации, за дао — высшим началом мира — следует дэ, то есть добродетель, или человеколюбие, затем — благожелательность, далее — справедливость и лишь в самом конце шкалы китайский мудрец поместил образ действий, который можно понять как соблюдение ритуалов, обрядов или этикета.

Несмотря на всё уважение китайцев к автору книги «Дао дэ цзин», поворот в сознании его почитателей в сторону высших, расставленных им по ранжиру ценностей не произошёл.  Даосизм уклонился от пути, вроде бы ясно указанного Лао-цзы, даже в большей мере, чем случилось это с христианством, которое тоже не вняло наставлениям Иисуса, а вылилось в систему надуманных догматов и диковинных церковных обрядов.  Различные школы даосизма быстро разошлись во взглядах и пустились в оккультные науки — алхимию, магию, астрологию.  Даосы уверовали в силу талисманов и занялись опытами по созданию эликсира бессмертия.

 

*

В том, что история сыграла с Лао-цзы такую злую шутку, в немалой степени оказался повинен сам духовный отец даосизма.  По крайней мере, забвение его назиданий находилось в полном согласии с его поучениями: «65 Древние, которые следовали дао, не просвещали народ, а держали его в невежестве.  Трудно управлять людьми, полагаясь на их интеллект.  Расчёт на интеллект в правлении вредит стране, а без расчёта на него приводит страну к благоденствию».  По убеждению Лао-цзы, мудрый государь должен заботиться о пропитании подданных и ослаблять их амбиции.  «3 Он стремится к тому, чтобы народ оставался неграмотным и не имел желаний, а просвещённые не дерзали бы действовать», — продолжает Лао-цзы наставлять правителей.

Одобряя политику ограничения доступа к знаниям для подданных и считая нежелательным для соотечественников умение читать и мыслить самостоятельно, Лао-цзы тем самым предполагал знакомство с его суждениями только для малого круга избранных.  И действительно, необразованным массам в Китае достались в удел надежды на действенность магии, заботы о здоровье тела и поклонения ему, Лао-цзы, как Богу.

Скрижаль не мог судить о том, в самом ли деле управлять развитыми людьми тяжелее, чем невежественными.  Однако он не сомневался в другом: упрощать решение государственных задач за счёт утаивания или нераспространения знаний — значит проявлять не только равнодушие, но и полное неуважение к согражданам.  А такое презрение к людям — возведение преград, препятствующих духовному росту всех и каждого, — есть не что иное, как пренебрежение самóй высшей силой, ведь согласно Лао-цзы, «62 Дао — глубинная основа всего существующего».  Если благоденствие, о котором он говорил, понимать лишь как состояние сытости и если согласиться с необходимостью держать народ в невежестве, тогда можно забыть и обо всех других высказываниях Лао-цзы — за их ненадобностью.  Тогда, выходит, нечего стремиться ко всеобщей любви и незачем прозревать в своей душе скрытое в ней божественное начало.

 

*

Компьютерная система, которую предстояло освоить Скрижалю, находилась в эксплуатации уже два года и с тех пор постоянно расширялась и совершенствовалась.  Она позволяла клиентам телефонной компании арендовать каналы высококачественной скоростной оптико-волоконной связи.  В планы компании входил охват скоростной связью близлежащих штатов.  Поэтому Скрижаль мог надеяться‚ что задержится на своём месте.  Он возвращался со службы домой в шесть часов вечера‚ а не в восемь-девять‚ как было недавно.  Вечерами у него оставались силы и время для изучения истории мира.






____________________


Читать следующую главу


Вернуться на страницу с текстами книг «Скрижаль»


На главную страницу